Вопрос-ответ
Каким образом будет реализовываться супружеское имущество гражданина-банкрота?

Согласно Федеральному закону от 26. 10.2002 №127-ФЗ (в ред. От 13.07.2015) «О несостоятельности (банкротстве)» п. 4 ст. 213.25 «в конкурсную массу может включаться имущество гражданина, составляющее его долю в общем имуществе, на которое может быть обращено взыскание в соответствии с гражданским законодательством, семейным законодательством. Кредитор вправе предъявить требование о выделе доли гражданина в общем имуществе для обращения на нее взыскания».

То есть, если банкротиться один из супругов, при этом, у них в совместной собственности имеется квартира, где на основании свидетельства о собственности супругу-банкроту принадлежит ½ часть, и в его случае, это жилье не единственно. То кредиторы вправе потребовать выделения доли супруга-банкрота из общей части совместного имущества и ее последующей реализации.

Аналогичным образом ситуация будет развиваться и в том случае, если семья, допустим, приобрела автомобиль как совместную собственность, при этом, само авто зарегистрировано на одного из супругов (то есть, формально он является собственником имущества). Однако, при учете, что авто было куплено в браке, право на его владение распространяется на обоих супругов, поэтому, доля супруга-должника также определяется в судебном порядке и направляется в конкурсную массу для удовлетворения требований кредиторов.

Согласно Федеральному закону от 26. 10.2002 №127-ФЗ (в ред. От 13.07.2015) «О несостоятельности (банкротстве)» п. 7 ст. 213.26 «в конкурсную массу включается часть средств от реализации общего имущества супругов (бывших супругов), соответствующая доле гражданина в таком имуществе, остальная часть этих средств выплачивается супругу (бывшему супругу)».
Другими словами, второму супругу (бывшему супругу) стоимость его доли в совместном имуществе компенсируется в полном объеме.

Почему у меня образовалась задолженность перед кредиторами, если я погасил сумму долга досрочно?

В соответствии с п. 2 ст. 810 ГК РФ, досрочное погашение долга заемщиком разрешается только с согласия кредитора. В целях досрочной выплаты долга Вам следовало проинформировать своего кредитора о Вашем намерении за 30 дней до плановой даты погашения и только после его согласия – вносить полную сумму.

«Сумма займа, предоставленного под проценты заемщику-гражданину для личного, семейного, домашнего или иного использования, не связанного с предпринимательской деятельностью, может быть возвращена заемщиком-гражданином досрочно полностью или по частям при условии уведомления об этом займодавца не менее чем за тридцать дней до дня такого возврата. Договором займа может быть установлен более короткий срок уведомления займодавца о намерении заемщика возвратить денежные средства досрочно» http://www.consultant.ru/popular/gkrf2/4_38.html © КонсультантПлюс, 1992-2015

Если описанных выше действий не последовало, или согласие кредитора не было получено, то погашение задолженности должно вестись в порядке, установленном договором. По юридическим нормам, погасив досрочно долг, но не осведомив об этом кредитора Вы нарушаете условия договора и действующее законодательство.

Другой вопрос, что если Вы сделаете все в соответствии с законом: придете в банк, составите уведомление, его у Вас примут и зарегистрируют, тогда Вы в праве рассчитывать на перерасчет процентов в связи с досрочным погашение долга. После того, как сроки досрочного погашения определены и оговорены обеими сторонами, происходит досрочное погашение займа. Важно помнить, что после совершения платежа от кредитора необходимо получить письменное уведомление о том, что его кредитный долг закрыт.

Какие существуют способы закрытия ООО ?
Существуют следующие способы закрытия компаний:  1) добровольная ликвидация по решению учредителей; 2) банкротство (в т. ч. ликвидируемого должника);  3) реорганизация путем присоединения (слияния); 4) официальная продажа ООО - нотариальная сделка по смене участника, директора, названия, адреса в другой регион, передача всех документов по акту 5) Принудительное исключение недействующих юридических лиц из ЕГРЮЛ по решению налоговых органов.
Все вопросы-ответы
(8443) 41-28-81
8-902-362-70-56
dmit77757

Управляющий партнер юридической компании «Консул & Рубикон» Дмитрий Зипунников принял участие в работе круглого стола по теме «Банкротство юридических и физических лиц: возможности и риски»

11.05.2016

Управляющий партнер юридической компании «Консул & Рубикон» Дмитрий Зипунников принял участие в работе круглого стола по теме «Банкротство юридических и физических лиц: возможности и риски»

11.05.2016 г. управляющий партнер юридической компании «Консул & Рубикон» Дмитрий Зипунников принял участие в работе круглого стола по теме «Банкротство юридических и физических лиц: возможности и риски», выступив с докладом о банкротстве физических лиц. Мероприятие организовано журналом «Деловой Волгоград» и Волгоградским отделением «Опора России».

n6.jpg

Среди участников были представители бизнеса, юридического и аудиторского сообщества, а также «Делового Волгограда» и «Опоры России». Участники круглого стола обменялись опытом и мнениями. Общение в рамках круглого стала, как единодушно согласились все присутствующие, было интересным и продуктивным.

 Андрей Удахин, руководитель ВОО «ОПОРА России»: Я уже на протяжении многих лет говорю, что мы всегда ждем лучшего момента для развития бизнеса: решаем одни задачи, но тут же получаем новые проблемы. Нам хочется, чтобы помощников у бизнеса было как можно больше, причем помощников действительно эффективных, поэтому мне вдвойне приятно видеть здесь представителей юридического сообщества Волгограда. Задача нашей организации — выявлять болевые точки во взаимоотношениях предпринимателей и власти и устранять их: думаю, сегодняшняя наша встреча может быть полезной в этом смысле. Александр Акулиничев, шеф-редактор журнала «Деловой Волгоград»: Одна из целей нашей встречи — донести до читателей информацию о том, как работает закон о банкротстве физических лиц, вступивший в силу без малого год назад. Случается, что некоторые законопроекты, о которых в России много и подробно говорят, в итоге оказываются не совсем понятными или даже не слишком нужными. К примеру, долго обсуждалась идея отмены так называемого «мобильного рабства», чтобы каждый абонент мог сменить оператора, сохранив свой номер телефона. Однако когда закон был принят, он оказался маловостребованным: по всей стране этой опцией воспользовались считанные тысячи человек. Закон о банкротстве физических лиц также был предметом всеобщего внимания — а какова в итоге его реальная полезность? 

Алексей Дудин, юрист и бизнес-консультант: Закон этот России был нужен давно, поэтому тот факт, что он наконец действует, однозначно положительный. Но судебная практика по нему пока только вырабатывается, поэтому говорить о масштабном опыте работы по этому направлению еще не приходится. В СМИ и среди юридических компаний бытует мнение, что число банкротств далеко от ожидаемого: например, в Волгоградской области возбуждено порядка 140 дел. Первые, кто воспользовался этим законом, — это не какие-нибудь валютные ипотечные заемщики, а бизнесмены, пытающиеся таким образом списать огромные, порой миллиардные долги. 

Юлия Александровская, администратор форума «ВолгаСуд»: В основном, этим законом пользуются собственники бизнеса, давшие поручительство по кредитам для своего бизнеса: по моим оценкам, эта категория составляет до 90% всей клиентуры. На мой взгляд, в самом этом законе заложен ряд бомб замедленного действия: скажем, размер вознаграждения финансового управляющего установлен в 10 тыс. руб. за одну процедуру (реструктуризация или реализация имущества). Процедура занимает примерно полгода — попробуйте найти специалиста, который будет работать 6 месяцев за такую сумму! В результате наш город прогремел на всю страну: одна должница подала заявление на признание банкротства, четырежды обращалась в различные организации с просьбой представить кандидатуры арбитражного управляющего — в ответ получала либо молчание, либо отказ. Производство по ее делу было прекращено, и теперь в интернете гуляет обращение этой гражданки к президенту России с просьбой заставить управляющих работать за деньги, прописанные в законе. Такое ощущение, что люди избирательно подходят к исполнению закона: «Взял кредит — отдай» почему-то оказывается необязательным, а «Работай за 10 тыс. руб.» — предельно строгим. Поразителен перечень документов, которые необходимо приложить к заявлению о банкротстве: любой юрист, собирающий их, устанет, а уж физическое лицо без профильного образования и навыков общения с госорганами и вовсе не в состоянии с этим справиться. И, кроме того, уже есть судебные решения, согласно которым процедура банкротства гражданина завершена, но от долгов тот не освобождается. 

Александр Акулиничев: Что же это означает — «банкрот, не освобожденный от долгов»? 

Юлия Александровская: Если установлена недобросовестность учредителя и/или руководителя юридического лица, они могут быть привлечены к субсидиарной ответственности, даже несммотря на то, что юридическое лицо ликвидируется и исключается из реестра. Физлицо, признанное банкротом, в отличие от юрлица, никуда не исчезает, человек продолжает жить и здравствовать, а значит, если в ходе процедуры банкротства выявлена недобросовестность, долги его списаны не будут. 

Дмитрий Зипунников, адвокат,  управляющий партнер юридической компании «Консул & Рубикон»: Больше половины тех должников, с которыми по банкротству физлиц сейчас работаем мы, это индивидуальные предприниматели. Все обратившиеся к нам по этому поводу — те люди, с которыми мы уже давно работаем: пожалуй, дело тут в общем правовом нигилизме российского общества — многие граждане просто не доверяют юристам или считают ненужным обращение к их услугам. И да, действительно, многие считают, что финансовый управляющий обязан работать за оговоренные в законе 10 тыс. руб., которые тот получает только по завершении всей процедуры. А поскольку должник зачастую обосновывает финансирование процедуры наличием у него какой-нибудь оргтехники или мобильного телефона, получается, что управляющий расходы несет самостоятельно в эфемерной надежде, что они будут компенсированы. При этом страховые компании, вплоть до грандов вроде ВСК, отказываются страховать ответственность финансовых управляющих, а риск получить штраф за любое малейшее нарушение огромен. Неудивительно, что арбитражные управляющие с неохотой соглашаются участвовать в таких процедурах. Банкротство юрлица в среднем по рынку Волгограда обходится в 300 тыс. руб. за комплексную услугу, для физлица — в 150 тыс. руб., плюс 45 тыс. руб. на расходы, такие как госпошлина, вознаграждение финансового управляющего, публикация в газете «Коммерсантъ», Едином федеральном реестре сведений о банкротстве, почтовые расходы, расходы на организацию и проведение торгов. Рисков при работе с физическими лицами больше, а за собственные деньги человек переживает гораздо больше, чем за корпоративные, — вплоть до того, что один и тот же клиент совершенно по-разному ведет себя, оплачивая более дорогую услугу как юрлицо и более дешевую как физическое. Тем не менее, я прогнозирую, что законодатель обяжет финансовых управляющих браться за обязательные процедуры банкротства — и это может стать одним из условий сохранения статуса управляющего. 

Алексей Дудин: Я хочу подчеркнуть, что в процедуре банкротства, в законодательстве, ее регулирующем, в принципе не может быть легких решений, потому что в самой ее основе всегда лежит конфликт интересов: предприятие хочет разобраться с долгами, кредиторы — вернуть деньги, арбитражные управляющие и юристы — получить вознаграждение. Значит, определенные трения, несогласие здесь будет всегда — и это нормально. 

Лилия Кюнкрикова, ООО «Элоя маркет»: Возможны ли ситуации, когда физическое лицо, уже запустившее процедуру банкротства, на каком-то этапе приостанавливает ее, передумав? 

Алексей Дудин: Если должник приходит к пониманию с кредиторами, в любой момент все вопросы можно урегулировать с помощью мирового соглашения. Если есть какое-то конкретное предложение, оформленное на бумаге, — обо всем можно договориться. 

Ольга Шибайло, ООО «Аудит-НВ»: Кто чаще выступает инициатором банкротства физических лиц — сами граждане или кредиторы? Алексей Дудин: Согласно комментариям специалистов, соотношение примерно равное. 

Юлия Александровская: Банкротство — такая сфера, где все не то, чем кажется. Если мы видим, что заявление подано кредитором, это еще не означает, что перед нами незаинтересованное лицо. Примеры можно найти и среди волгоградских бизнесменов. 

Дмитрий Зипунников: Цель института банкротства — соблюсти как интересы должника, так и интересы кредитора, это своего рода диалектическое единство. При этом я считаю, что если должник добросовестен и способен нести текущие расходы в деле о банкротстве, его долг необходимо списать. 

Филипп Рязанов, ВВЦ «Регион»: Любая бизнес-операция — это взаимный риск двух контрагентов. Банкротство должно служить оздоровлению предприятия или финансовой ситуации физического лица — и надо учитывать, что при оформлении какого-либо соглашения рискует не только заемщик, но и банк. Насколько равномерно соблюдаются интересы обеих сторон — очень важный вопрос. Процедура банкротства должна в равной мере соблюдать интересы и того, кто выдал кредит, и того, кто его получил. Мы не можем запретить людям быть глупыми — так что человек имеет право что-то не рассчитать, не всегда за каждым фактом невыплаты кредита стоит умысел. Поэтому слишком жесткое правоприменение здесь опасно. 

Ольга Шибайло: Как в нашем разговоре, так и в других публичных обсуждениях я вижу некую подмену понятий: банкротство по умолчанию считается способом избавиться от долгов, тогда как в этом термине заложена другая суть — «несостоятельность исполнить обязательства». То есть цель того, кто банкротится, заключается не в уходе от уплаты долгов, а в доказательстве своей неспособности исполнить обязательства. Может, потому эта процедура и не работает как должно, что мы изначально присваиваем ей неправильную цель? То есть в случае с физическим лицом речь должна идти не о том, чтобы освободить его от долга, а о том, что человек в состоянии погасить долг в будущем, а трудности его носят временный характер. 

Алексей Валуйский, управляющий партнер ООО «Юрикон-В»: На мой взгляд, никакой иной цели, кроме списания безнадежных долгов, институт банкротства не преследует. Реорганизация, реструктуризация — все это от лукавого, считаю я, как человек, более двадцати лет занимающийся банкротством. Законодательство будет корректироваться и со временем практика доведет процедуру до того совершенства, какое можно видеть в других странах — в Германии, Великобритании или США, где банкротству как институту уже более 100 лет. Нельзя подходить к людям предвзято, заведомо считая всех обманщиками и негодяями и строя на этом всю процедуру. Если говорить, например, о преднамеренных банкротствах, каждый год по стране привлекается к уголовной ответственности по ст. 196 УК РФ 30-40 человек, это ничтожный процент относительно общего числа банкротов, даже несмотря на высокий уровень латентности данных криминальных деяний. То же будет и с физическими лицами: если уж запускается процедура банкротства, то совершенно очевидно, что ничего уже этот человек вернуть не сможет! Хороший пример — Соединенные Штаты: там в среднем в год происходит более 1 млн процедур банкротства, на порядок больше, чем у нас, — и в основном это физические лица. Для сравнения: в России с момента введения процедуры банкротства граждан (01.10.2015 г.) подано только 20 000 заявлений. Как в США разбираются с таким количеством дел? Очень просто: арбитражный управляющий за две недели оценивает финансовое состояние должника, дает заключение суду, и суд освобождает гражданина от долга. Банкрот на время лишается права заниматься бизнесом, но фактически ему дается возможность один раз совершить ошибку и не вернуть кредит — зато система банкротства работает как часы. Думаю, рано или поздно мы тоже придем к такой облегченной форме. Хотя, конечно, в США последствия от банкротства, в части поражения в правах, гораздо серьезнее, чем в России сейчас. Тем более, в Штатах при повторном банкротстве к должнику применяются более строгие меры ответственности, при этом упрощенная форма рассмотрения дела не применяется.



Возврат к списку

© 2018, юридическая фирма «Консул & Рубикон»
Содержание сайта не является публичной офертой

Правила пользования сайтом | Политика конфиденциальности сайта | Журнал арбитражный управляющий

Создание сайта: Веб-решение