Вопрос-ответ

Элемент не найден!

Возврат к списку

Все вопросы-ответы
(8443) 41-28-81
8-902-362-70-56
dmit77757

Олег Зайцев. Достижения и недостатки персонального банкротства в России

Олег Зайцев. Достижения и недостатки персонального банкротства в России

Тема введения института персонального банкротства в России обсуждалась более 10 лет. После принятия правок в соответствующий закон мнений относительно процедуры признания несостоятельности гражданина не стало меньше. Однако, рассматриваемые темы стали в большей степени касаться правоприменительной практики. На днях, Олег Зайцев, консультант Исследовательского центра частного права при Президенте РФ, поделился с ИД «КоммерсантЪ. Деньги» своим мнением относительно развития данного направления юридической практики.

Первое, на что обратил внимание эксперт, это «готовность судов решать сложные проблемы». Постановление пленума ВС, принятое через пару недель после вступления в силу закона, где было одобрено решение о банкротстве граждан, не проживающих в России, а также о готовности регулировать процедуру банкротства общего имущества супруга он назвал «прорывом в нашем праве». В частности, рассмотрение дело о банкротстве семьи Кузнецовых из Новосибирска видится ему особо «приятным прецедентом».

«Прорывной здесь является идея, что процедура у мужа и жены одна, а не две. Мы не тратим деньги на двух управляющих и на две публикации. Это удобно. Самый сложный вопрос: какие долги считать общими? К сожалению, наше семейное право еще очень советское и совершенно не готово к сложным вопросам, когда члены семьи активно участвуют в бизнесе, дают поручительства, покупают компании».

Второй момент, что «основными инициаторами банкротства граждан по-прежнему являются банки». Это, по мнению Олега Зайцева, обусловлено их большей информированностью и заинтересованностью получить с должника хоть какие-то деньги. В свою очередь, незаинтересованность большей части граждан – потенциальных банкротов объясняется, с одной стороны, недобросовестностью заемщиков, которые заведомо искажают информацию о своих доходах для получения кредита; с другой стороны, правовой неграмотностью большинства населения, и невозможностью получить бесплатные разъяснения по данному вопросу. Однако, эксперт считает, что с последним можно бороться посредством создания специальных консультационных центров. В качестве примера он приводит опыт США.

«Например, в США, если ты хочешь вести свое дело о банкротстве без юриста, ты обязан пройти курс обучения, который стоит что-то около $300. И только с таким сертификатом у тебя примут заявление. Без него — приходи с профессиональным юристом».

Третье, на чем подробно остановился консультант, это «финансовая доступность банкротства физлиц». По его мнению, именно расходы на проведения процедуры персонального банкротства будут определять, насколько данная практика закрепится в России. В настоящий момент, по самым скромным подсчетам, должнику-инициатору придется оплатить не менее 30 тысяч рублей. Однако, это не предел, и в зависимости от продолжительности и сложности процесса – эта сумма может увеличиться. Кроме того, уже решенным, но все же спорным остается вопрос о финансовом вознаграждении арбитражных управляющих.

С его слов, АУ не готовы работать за фиксированные 10 тысяч рублей за процедуру плюс 2% от стоимости реализованного имущества. Он предполагает, что на рынке юруслуг может появиться новая категория специалистов, например, налоговые консультанты.

«Да, наши управляющие привыкли именно к таким суммам. 10 тыс. руб. им кажется суммой неинтересной. Значит, будут появляться новые люди в профессии (вроде налоговых консультантов.— "Деньги"). Я знаю, что люди начинают интересоваться этой профессией».


Источники: КоммерсантЪ. Деньги. www.kommersant.ru



Возврат к списку

© 2018, юридическая фирма «Консул & Рубикон»
Содержание сайта не является публичной офертой

Правила пользования сайтом | Политика конфиденциальности сайта | Журнал арбитражный управляющий

Создание сайта: Веб-решение